Интервью с Bicycles For Afghanistan (эмо поп-панк / Москва, Россия)

bfa

Антон, Анатолий, Саша, Алик @ Sampcustomchannel, Минск, 07/13

В преддверии первого концерта московских романтиков в Украине мы публикуем интервью, которое готовилось больше чем полгода! Мы очень рады, что наконец-то вы можете прочесть плоды этого титанического труда! Включайте последнюю ЕР ребят и наслаждайтесь. ; )

Отвечали на вопросы:
Саша Артист — бас-гитара, вокал
Алик — гитара, вокал
Анатолий — гитара, вокал
Антон — барабаны, вокал

Привет, парни. Расскажите читателям коротко о себе, что считаете нужным.

Артист: Привет, меня зовут Саша. Я играю в группе на бас-гитаре и подпеваю.

Алик: Привет, я Алик, я так же пою, пишу слова и аккомпанирую на гитаре. Саша, кстати тоже пишет слова.

Анатолий: Привет, я Толя, играю на гитаре.

Антон: Меня зовут Антон, я играю на барабанах и подпеваю. В общем, мы там все подпеваем и поем.

В какой момент возникла идея создания группы в духе лета и скейтбординга? Сейчас как никогда актуально!

Артист: Мы придумали группу в ноябре 2011 года абстрагировано от летней и скейт тематики, ассоциации с которыми так легко к нам привились с легкой руки горячо нами любимых писак с интернет-зина Sadwave. В первую очередь мы просто хотели играть вместе именно тем составом, который собрался. Но так уж вышло, что все мы любим и лето, и скейтборды, и влюбляться, и быть любимыми, и путешествовать, — о чем, в основном, и поем.

Алик: Не только об этом, но в целом, я бы сказал, что романтическая нотка в нашем творчестве присутствует однозначно. Я начал сочинять некоторые наши песни задолго до того, как мы собрали состав, в целом настроение созвучно песням, очень хотелось начать играть что-то в духе тех групп, что я люблю (AFI, Elliott, Alkaline Trio, Shook Ones, Hot Water Music) и не мог также игнорировать ранние влияние групп вроде Taking Back Sunday, но это больше история. : )

bfa live

Был приятно удивлен, увидев на сайте OSK Records дату релиза вашей дебютной семерки. Каково ваше отношение к винилу? Фетишизм или повседневность? И вдобавок. Я занимаюсь дистрибуцией различных панк (и не очень)-артефактов и на днях написал автору одного русского узкоспециализированного зина/дистро с предложением обмена, на что он мне ответил обидной, но уже слегка надоевшей фразой: «Можешь посмотреть там вот список, я выложил все свои диски на продажу, сейчас я всеми руками за mp3». Солидарны ли вы с таким мнением? Думаю, вам есть что сказать.

Артист: Лично я коллекционер виниловых пластинок. Люблю их за большие красочные обложки и округлую форму. ) Но, если говорить о панк субкультуре, то мне всё равно на каком носителе я приобрету ту или иную запись, чтобы поддержать симпатичную мне группу. Что касается музыки так или иначе аффилированной с миром больших лейблов, то я по возможности приобретаю виниловую пластинку или mp3 файлы.

Алик: Сиди формат потихоньку вымирает, у многих лейблов банально ничего не покупают, поэтому вопрос издания сейчас стоит остро. Винил один из немногих форматов, который по-прежнему жив, цветет разными цветами и пахнет. Я люблю пластинки, но я всегда отношусь к записи так: «Хотел бы я сесть спокойно дома, взять альбом в руки, покрутить обложку и пластинку, в спокойной обстановке её послушать?»
Знакомая фраза, мне кажется я её от кого-то уже слышал. : )

Анатолий: Я считаю, что невозможно составить полноценное впечатление и полностью насладиться той или иной записью, которая тебе нравится, не услышав ее на виниле. К тому же, когда ты записываешь песни, выпускаешь релизы с группой, выкладывая их в интернет в свободный доступ, в глубине души всегда хочется, чтобы результат твоих трудов можно было не только послушать, но и потрогать. Винил держать в руках намного приятнее, чем сиди или кассету, поэтому вопроса на чем издавать записи не возникает.
Поддерживать то, что делают группы, которые тебе нравятся – необходимо. Здесь хороши любые средства. Каждый сам выбирает, каким образом он готов это сделать. Кто-то может просто послушать мп3 и написать группе на почту вопрос, как им можно перевести деньги на карту, другой купит запись на носителе в дистро или у группы на концерте.

Антон: Я не исключаю, что у отдельных ребят это может быть частью их политики самоутверждения и повышения уровня престижа в воображаемой панк-иерархичной системе. На мой взгляд, релиз группы, выполненный на физическом носителе, является его необходимой составляющей. Особенно это касается панка, когда с этапа появления в голове мысли-зародыша будущей песни до этапа ее реализации, в том числе визуальной, ответственность за все несет музыкант и его сообщники в этом деле. Другими словами, за выпуск пластинки отвечает не тот дядя, а только конкретный коллектив, поэтому оформление альбома может служить дополнением к песням или источником новой информации, которую очень важно передать. Часто, когда держишь в руках обложку альбома или вкладку могут сложиться более полные ощущения и выводы от его прослушивания. Конечно, это утверждение нельзя применить ко всем группам. Это лишь очень важная потенция.
Для меня просушивания пластинки, диска или кассеты обладает почти всегда более глубоким эффектом, чем при прослушивании mp3, потому что на наших компьютерах собирается огромная очередь из новой музыки и получается просто конвейер по переработке музыкальной информации. А приобретение пластинки это такой сакральный ритуал, потому что у большинства из нас, наверное, нет возможности получать их в неограниченном количестве. Из всего разнообразия в дистро и лейблах нужно выбрать одну-две заветные пластинки групп, которые тебе больше всего интересны или которые очень хочется поддержать. Зато вслушиваешься в каждый музыкальный ход, отмечаешь что-нибудь необычное, вдумываешься в тексты и пытаешься понять, что они хотели тебе сказать, ведь наверняка что-нибудь хотели, правда? К тому же не понравившуюся пластинку можно всегда подарить или поменяться.
Но очень важно понимать, что я нисколько не хочу умалить великую возможность бесплатного обмена музыкой и всем остальным, которую предлагает нам интернет. Я являюсь большим противником платной мр3-музыки, особенно, когда панк-группы пытаются ее реализовывать с помощью таких корпораций, как Apple, которая по всем параметрам является антагонистом панк-культуры. Интернет — это едва ли не последнее коммунистическое пространство, которое уже почти полностью встроилось в рыночную систему и последние энтузиасты пытаются бороться за свободный обмен информацией. Что касается панк-сообщества, то я уверен, что нам нельзя навязывать нашу музыку репрессивными методами: плати тут, плати там, либо жди пока кто-нибудь выложит, потом скачивай. Я уверен, что категорический императив философии панка позволяет нам основывать наши действия в первую очередь на взаимной ответственности — музыкантов перед слушателями, слушателей перед музыкантами. В сущности, мы всегда пытались преодолеть этот барьер. Так вот как слушателю мне важно понимать, что средства музыкантов тоже не берутся из ниоткуда и зачастую они тратят буквально последние деньги на репетиции, инструменты, запись просто потому, что этом есть крайне важная часть их жизни, это, возможно то, во что они верят, это, возможно, вообще единственное, во что они верят. Поэтому, как слушатель, я должен понимать, что если есть возможность, может быть стоит купить пластинку группы чтобы поддержать ребят или, если есть возможность, передать им дополнительные деньги — на нашем опыте такие случаи были. Благодаря этому у музыкантов будет больше возможностей для творчества. К примеру, все деньги, которые мы выручили с нашего тура пошли на запись и сведение последней семерки. Но и музыканты должны понимать, что некоторые иногда не в состоянии купить пластинку, которая не является необходимостью, а только предметом роскоши.
Очень хорошо, что наши отношения внутри сообщества не основаны только на купле-продаже. И поддержка может быть совершенно разная. Конечно, все должно основываться на добровольном решении. Мы все успели поиграть в большом количестве групп разной степени популярности. Ни одна из них никогда не приносила нам доход. Мы бы предпочли существовать не на чьи-то деньги, а отменить их вовсе. Иначе мы все еще остаемся внутри порочного круга, основанном на эксплуатации. Мы все равно воспроизводим ту же самую систему только внутри нашего сообщества, в миниатюрном варианте. Тем не менее, у нас есть кое-какая концепция по всему выше сказанному, которую мы надеемся скоро предать гласности.
Из моих слов не следует, что музыканты должны быть внутренним привилегированным сословием, существующим за счет остальных. В конечном счете, мы говорим о каких то относительно мизерных суммах. В первую очередь важно осознавать взаимную ответственности за построение нашего сообщества. Мы против потребительства в любых формах. Творчество — это не волшебство, данное только избранным. Каждый из нас сможет найти свою собственную нишу. Этим мы и отличаемся, что всегда готовы принять человека таким, какой он есть, всем вместе работать над нашими общими недостатками и восхвалять достоинства. По крайней мере, очень хочется, чтобы так оно и было.

bfa live 2

Какое ваше последнее приобретение из дистро?

Артист: Я купил в Минске на концерте журнал с нечитаемым названием на обложке с кучей интервью незнакомых мне групп из СНГ.

Алик: Давно я не покупал, что-то в дистро… Но я недавно заказал у своего друга Миши Ходырева из Перьми (из группы Wild Rover) пару пластинок – один из первых альбомов Elliott Smith, Explosions in the sky, Chuck Ragan & Austin Lucas — Bristle Ridge.

Антон: Я последний раз купил альбом Bikini Kill в OSK.

Неоднократно до меня доходили слушки о вашем визите в Украину, дважды я собирался на вокзал за билетами, но все никак дата не была подтверждена. И вот, наконец-то, через 3 дня мы увидимся. 

Артист: Да, мы собирались совместить наши летние гастроли в Минске с визитом в Киев, но к сожалению наш хороший друг и по совместительству организатор концерта Коля Косяк попал в тяжелую аварию на велосипеде и перенес сложную операцию. Поэтому визит отложился до осени.

Алик: Концерт в Киеве пройдет 3 ноября с нашими друзьями из Maloi и Cold Season в неком месте NY31 | Нижнеюрковская, 31 – приходите, будет ярко! : )

Вопрос скорее для себя, чем для читателей. С точки зрения музыкантов, есть ли смысл давать вью? Что это вам дает?

Артист: Как мне видится, интервью — это еще один способ поделиться с аудиторией своими взглядами на жизнь, может быть не в такой образной форме как мы делаем это в своих песнях, а просто в лоб. Еще один повод дать повод для размышления интересующимся ребятам. Своего рода захват дискурса, заполнение эфира в противовес невежеству и хамству.

Алик: Интервью это приятный повод поболтать о любимых вещах, но в интервью должны быть интересные, необычные вопросы – на которые можно интересно ответить, в ином случае все вопросы повторяются и ты чуть ли не копипастишь ответы на все.

Антон: Еще один повод, чтобы поставить под сомнение свои собственные взгляды.

Откровенно симпатизирую вашей политизированности, в частности активной поддержке АЧК. Как с этим обстоят дела в Москве? Часто ли можно увидеть на концертах баннер GNWP?

Алик: На концертах в Москве не часто можно увидеть баннер GNWP, наверное если только это не концерт What We Feel, но на таких концертах я давно не был. : ) Мы все норовим развернуть баннер АЧК. Но в целом АЧК это лишь один из способов помочь. Вообще мне кажется, что многим людям безразличен социальный месседж со сцены, особенно, когда он звучит от групп вроде нашей (не совсем тот стиль музыки видимо).
Видно, как некоторые люди напрягаются, слыша его. Наш друг Леша Гаскаров находится за решеткой и мы часто об этом говорим, говорим, как ему можно помочь – бывает такое, что нам кричат «Кто это?» или «Давай дальше», ну что-то такое. Но здорово, что остаются люди, которым важно, что мы говорим, здорово, что остаются люди, для которых эти слова, что-то еще значат. Здорово уметь вдохновлять людей, мы стараемся это делать, несмотря на своего рода «движение против течения».

Антон: В больших городах типа Москвы и Санкт-Петербурга сложилось сразу несколько сцен, номинально объединенных, но фактически существующих по отдельности. В том числе существует антифашистская, политизированная сцена, но мы с ней практически не пересекаемся. Наверное, в первую очередь, из-за музыки. Мы не можем говорить за всех, но на концертах, где мы выступаем, редко можно увидеть группу, которая поднимает какие-либо вопросы. Были «Рикошет». Есть «Бандерлог» с очень хорошими текстами. В Петербурге раньше была «Волчья Яма». Но так тяжело назвать действительно популярные группы, которые при этом политически активны хотя бы в музыкальном плане. Опять же мы никого не хотим в этом обвинять, просто ребята из «великов» были взращены на ниве того безумия, которые творилось на панк-концертах несколько лет назад. Бесконечные стычки с нацистами и полицией. Эти стычки были неизбежностью и в то же время необходимостью. Раньше панк-сцена была этаким буфером между ребятами, которые подсели на музыку и политическими активистами. Сначала пришел в клуб имени «Джерри Рубина», потом тебя пригласили вместе готовить еду для бездомных, потом позвали на антимилитаристскую демонстрацию и так далее. Поэтому раньше панк-сцена была очень важной частью антифашистского движения. По сути, одно время панк-скинхед сцена это и было антифашистское движение.
Сейчас тенденции немного изменились. Характер групп, концертов и их посетителей поменялся. По многим причинам. Я думаю это достойно полноценной статьи. Опять же, очень тяжело уследить за всеми тенденциями, потому что приходится выбирать одни в ущерб другим. Но, подводя итог, можно сказать, что — да, антифашистская сцена есть, периодически проводятся бенефит-концерты в поддержку политических заключенных. Например, скоро (26 октября) будет кинопоказ фильма памяти убитого Вани «Костолома», а после фильма выступят группы. Но, опять же, у нас пока не получается выступать сразу везде. И это даже к лучшему. Мы работает с другой аудиторией. Мы тайные агенты, которые занимаются оккупацией. У нас есть определенная концертная политика, но мы всегда рады сыграть с группами, которые совсем не похожи на нас музыкально, но близки по духу и по убеждениям.

bfa live 3

Чего так не хватает московской сцене, а чего в ней так много, что аж проблеваться хочется?

Артист: Я бы хотел, чтобы в Москве было место для концертов, выставок, кинопоказов, дискуссий и еще кучи не менее занимательных движух, которое наше сообщество музыкантов, художников, поэтов, активистов могло бы назвать своим вторым домом. Раньше таковым был Клуб имени Джерри Рубина. Но сейчас и его нет.

Антон: Соглашусь с Сашей. Думаю, что такое место может стать действительно мобилизующим, организующим и объединяющим фактором. Другое дело, что проблемы атомизации касаются и нас, особенно в таком городе как Москва. Хотя мое последнее посещение Санкт-Петербурга очень меня огорчило, потому что там наступила полная апатия. Очень важно добиться полной вовлеченности каждого участника сообщества. Сделать так, чтобы им можно было доверить воспитание своих детей.

Алик: На самом деле не хватает групп. Очень много классных групп распалось, для меня лично большой потерей является уход Рикошета. Ну и да, все взрослеют, мало, кому уже интересно заниматься всей этой волокитой.

Анатолий: Джерри Рубина сейчас нет, и, к сожалению, ему на смену не пришло какого-то нового крутого подпольного панк-клуба. Скорее всего это связано с тем, что в Москве очень жесткая ситуация с арендой, особенно в центре, а ездить куда-то в пригород уже никто не будет, потому что как сказал Алик выше – все повзрослели и обленились и пресытились концертами на любой вкус, которых иногда проходит по 2-3 в один день. Поэтому концерты проходят либо в больших клубах, либо в барах, что конечно же неплохо, но все равно жаль, что нет большой независимой площадки, где можно было бы проводить всевозможные крутые мероприятия, а не только концерты. В Джерри Рубине мы не только ходили на концерты, репетировали, но и просто приходили в свободное время, общались, обменивались информацией и даже проводили тренировки с тренером по боевым искусствам. ) Вот такого места очень не хватает.

Вопрос, навеянный заметкой из одного киевского зина. Очень часто слышу о полумифическом рассвете украинской хардкор панк сцены, а в особенности киевской, т.к. такие фразы чаще всего слетают со столичных уст. Но! Лично я наблюдаю только несколько сотен апатичных молодых людей, которые не то что забыли, что такое социальная активность, а и вовсе не знали о ней. Поездки в приюты стали чем-то таким, о чем не стоит говорить вслух, а старое доброе ФНБ вообще осталось только статьей на анархопедии. Страдает ли такими болезнями московское панк сообщество?

Артист: Часто так бывает, что протестная субкультура, каждая за счет своих отдельных особенностей, становится объектом интереса для широкой общественности, зачастую заинтересовавшейся только внешними атрибутами вроде определенной моды одеваться, манеры играть музыку, сленгом. И эти вещи входят в повседневную жизнь без той культурной, нравственной эволюции, которая и привела первопроходцев и их последователей к тому образу жизни, который оформился впоследствии в субкультуру. С ходом времени во внешней обертке такой субкультуры происходит накопление мутаций; новые адепты следуют своду «правил игры», который сами и придумали, хотя никаких правил в принципе быть не может в самовыражении себя и в мотивировании себя к чему либо. Отсюда и общность из достаточно большого количества ребят, которым скучно не только друг с другом, но и самим с собой из-за подсознательного осознания себя в клетке свода правил, продиктованных готовой субкультурой. Но это конечно общие тенденции, есть ряд ярких исключений с ясными головами и искренними мотивами. Поэтому о страдании говорить не приходится. )

Антон: Я не уверен, что мы вообще имеем право навязывать кому-либо социальную активность. Как мы знаем, история панк-культуры представляет нам совершенно разные направления. Другое дело, что социальная активность внутри российского панк-сообщества связана с объективной реальностью в которой происходило его становление и развитие. Панк-культура в целом это несомненно отголосок глобализационных тенденций, когда разные его составляющие могут быть не равны друг другу. На мой взгляд, есть два выхода. Первый — скатываться в субкультурное гетто. Второй — смириться с тем, что есть другие направления и самим стараться быть активнее и лучше. Как говорят ребята из Sad Wave — делать как мы, делать лучше нас.

bfa live 4

От серьезных вопросов обратно к вашему творчеству. В каких еще группах кроме BFA вы играете?

Артист: Еще я играю на бас-гитаре в эмо группе Totoro и на гитаре в краут-рок ансамбле Панихида.

Алик: из действующих Reka, местами Alec Yuzhny & The Funeral Band.

Анатолий: Кроме великов иногда играю стрит-панк с Витей из Rearranged, но пока за 2 года у нас не появилось название и не было ни одного концерта, так что все впереди. )

Антон: Я пока нигде не играю. Пользуясь случаем, хочу передать привет Вите Чилийцу и Бивису. Я очень скучаю по Dehumanization и их теплым компаниям.

В сцене существует всем известное утверждение «купил диск — поддержал музыкантов». Чувствовали ли вы когда-нибудь эту поддержку в других ваших проектах? Удавалось ли отбить стоимость записи? Короче, работает ли это в панк роке? Мерч не в счет, хе-хе.

Артист: Думаю, что ни с одной из моих групп такого не происходило, ибо мы никогда не преследовали такой цели. В первую очередь хотелось релизом просто оставить документ эпохи так сказать. Что, мне кажется, неплохо получилось в группах Montfaucon и Salpetriere. )

Алик: У нас уже вышла первая пластинка, не знаю точно каковы итоги, но вроде, что-то покупают. Это вопрос больше к лейблам, которые издают, ты, наверное, больше нас знаешь – окупается что-то или нет.
В целом мы стараемся, какие-то деньги отбивать с концертов, футболок – деньги идут в дело – что-то кому-то платим, что-то печатаем, вкладываем в запись. На все сто процентов, конечно, сложно все отбить. Мы не отбиваемся, потому что хочется хорошего результата и это часто стоит денег.

Если о названии группы мне ответил первый линк, который выдал гугл, то обложка осталась для меня загадкой. Приоткроете карты? : )

Артист: На обложке изображена девчушка, которая отправляет лодку с 4 детьми, коими являются участники группы, в плавание по океану жизни. И вот однажды этих четверых прибило к берегу с репетиционной комнатой BFA, где купаясь в звуках нашей музыки, мы наконец ощутили себя как дома на экзистенциальном уровне.

Ну что ж, большое спасибо вам за интервью, простите за значительную задержку с вопросами. Если есть что-нибудь пожелать нам, читателям или самим себе, то было бы приятно почитать.

Артист: Спасибо за беседу. Надеемся увидеться в Киеве и может даже в других городах Украины. Слушайте хорошую музыку, читайте интересные книги.

Алик: Спасибо большое всем кто нас поддерживает и слушает. Надеемся, впереди нас ждут новые интересные знакомства, концерты, разговоры и приключения!

Анатолий: Всем любви и до встречи на концертах!

Антон: Спасибо. Увидимся в Киеве.

bfa afisha